24 января — День памяти жертв расказачивания

24 января является скорбной датой в нашей истории – Днём памяти жертв казачества периода Гражданской войны.

Во время этой братоубийственной войны в России большевистское правительство осуществляло по отношению к казачеству политику массового террора, получившую наименование расказачивания. Эта политика проводилась не только в отношении воевавших в «белых» армиях казаков, но даже против мирного казачьего населения, стариков и женщин.

В январе 1919 г. красные армии заняли большие территории Донского и Уральского (Яицкого) казачьих войск. Казалось, что исход жуткой Гражданской войны уже практически предрешен и она близится к своему окончанию.

И вот в таких, более чем благоприятных для Советской власти условиях, 24 января 1919 г. Организационное бюро ЦК РКП(б), возглавляемое Я. Свердловым, принимает циркулярное письмо партийным организациям Дона и Приуралья, в котором, в частности, говорится: «Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути здесь недопустимы. Поэтому необходимо:

Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти…».

Данный документ поражает не только очевидной категоричностью и жестокостью, не укладывавшимися даже в экстремальную ситуацию Гражданской войны, но и явной расплывчатостью и неопределенностью многих ключевых формулировок. Последнее обстоятельство позволяло, а отчасти и прямо нацеливало, существенно расширить масштабы репрессий по отношению к казакам, включая и ни в чем не повинное мирное население. Эта преступная политика террористического расказачивания вылилась в геноцид казачества как этносоциальной общности.

7 февраля Реввоенсовет Южного фронта написал инструкцию, подписанную И. Ходоровским, согласно которой надлежало расстреливать «...всех без исключения казаков, занимавших служебные должности по выборам или по назначению окружных и станичных атаманов, их помощников, урядников, судей и проч., всех без исключения офицеров красновской армии (белогвардейская Донская армия под командованием генерала П.Н. Краснова, подавляющее большинство личного состава которой составляли казаки – прим.), всех богатых и так далее». Аналогично действовали партийные и советские органы на территории Уральского и Оренбургского казачьих войск. Так, один из руководителей Уральского Совета, П. Петровский, заявлял, что с казачеством как с обособленной группой населения необходимо покончить.

Как это было

Реализация всех этих установок на практике вылилась в массовые бессудные и жестокие расправы над мирным казачьим населением. В докладе Казачьему отделу ВЦИКа уполномоченного Высшего Совета Народного Хозяйства, члена РКП(б) М. Нестерова, непосредственно наблюдавшего события в Хоперском районе (округе) Донской области, отмечалось: «Расстрелы там были ужасные. Расстреливали иногда без суда по донесению местного комиссара иди по наговору соседки, даже безграмотных старух и стариков, еле волочивших ноги, казачьих урядников (не говоря уже об офицерах). Порой за день расстреливали по 50–60 человек. И все это, по словам местных работников, на основе инструкций из центра...».  Находившийся в то время на Дону в качестве агитатора коммунист К. Краснушкин из Сокольнического района Москвы свидетельствовал: «Комиссары станиц и хуторов грабили население, пьянствовали, отбирали скот и продукты... Трибунал разбирал по 50 дел в день. Люди расстреливалась, совершенно невиновные старики, старухи, дети... Расстреливали на глазах у всей станицы сразу по 30–40 человек, с издевательствами, раздевали донага. Над женщинами, прикрывавшими руками свою наготу, издевались и запрещали это делать...»

С. Сырцов докладывал в Москву: «Ревкомы под влиянием требований крестьян переименовывают станицы и хутора в волости и деревни (это может быть, на первый взгляд, мелочь, но для казачества, так дорожащего своими традициями и бытовыми особенностями, не остается иллюзий: начинается «расказачивание», то, чего оно так боялось)... В целом ряде станиц и хуторов выводится из обихода слово «казак»... Станицы в Миллеровском районе... обезлюдели».

Доведенное до полного отчаяния казачество северных округов Дона решительно выступило против Советской власти. В ночь с 10 на 11 марта 1919 г. в районе станиц Казанской и Вешенской вспыхнуло восстание. Позже М. Шолохов в письме к М. Горькому от 6 июня 1931 г. отмечал, что Вешенское восстание поднялось в результате безрассудных репрессий ретивых представителей власти и что в своем романе «Тихий Дон» он нарисовал, не сгущая красок, реальную... суровую действительность, предшествующую восстанию, причем сознательно упустил такие факты, служившие непосредственной причиной восстания, как безсудный расстрел в Мигулинской станице 62 казаков-стариков или расстрелы в станицах Казанской и Шумилинской, где количество расстрелянных казаков... в течение 6 дней достигло солидной цифры – 400 с лишним человек» .

8 апреля 1919 г. Донбюро РКП(б) утвердило свою собственную резолюцию относительно январской директивы Оргбюро ЦК, в которой говорилось: «Насущная задача – полное, быстрое и решительное уничтожение казачества как особой экономической группы, разрушение его хозяйственных устоев, физическое уничтожение казачьего чиновничества и офицерства, вообще всех верхов казачества, распыление и обезвреживание рядового казачества».

Итоги

Последствия Гражданской войны и политики расказачивания были очень тяжелыми. Казачество понесло страшные потери. Численность казачьего населения значительно сократилась. На Дону, например, по данным И. Билого, только прямые общие людские потери составили 823 тыс. чел., большинство из которых были казаками. Хотя, естественно, выяснить точное количество погибших донских казаков, причем, главным образом, мирного казачьего населения, стариков, женщин и даже детей, попросту не представляется возможным. Ведь расправа над ними осуществлялась во внесудебном, явочном порядке, без оформления каких-либо судебно-следственных документов.

Таким образом, масштабное осуществление террористической политики расказачивания в годы Гражданской войны привело к очень большим потерям среди казаков, негативным изменениям во всех областях жизни казачества, серьезно сказалось на трансформации его самосознания, менталитета, основополагающих мировоззренческих принципов, традиционных морально-нравственных представлениях, культурно-бытовых особенностей и хозяйственного уклада.

 

В.П. Трут, профессор, доктор исторических наук, профессор кафедры
истории, философии, литературы и непрерывного казачьего
образования МГУТУ им. К.Г. Разумовского (ПКУ).